Пение и речь

Оба процесса, пение и речь, представляют слушающему вас одно единое — ваш голос.

В чем отличие между двумя этими действиями?

Когда мы говорим, мы не задумываемся о процессе. Мы просто используем свой голосовой аппарат для обмена информацией с собеседником.

При этом, у нас задействован небольшой диапазон частот, то есть мы не монотонно говорим на одной высоте, а меняем ее в зависимости от интонации и построения предложения. Высота тона меняется мгновенно, мы практически не останавливаемся на определенных нотах, а моментально их меняем, подстраивая под конструкцию слов и фраз. По динамике: мы можем говорить громко, можем тихо шептать.

Когда мы поем, мы просто расширяем звуковысотный диапазон, попутно добавляя определенный ритм в свою речь (да-да, именно речь). В отличие от простой речи, мы стараемся при исполнении песен попадать в конкретные ноты. В результате наша речь становится мелодичной и выразительной за счет этих изменений. Но. Мы по-прежнему обмениваемся информацией, мы по-прежнему можем делать это громко или тихо.

То есть, основное отличие речи и пения кроется в диапазоне частот, или, проще говоря, в количестве нот, которые мы используем.

Но ведь есть песни и на одной ноте, скажете вы, и они совсем не звучат, как речь.

Все верно. Потому что, как мы уже сказали, в песне мы исполняем конкретные ноты, в речи же нам это не нужно: мы разгуливаем по нотам, между ними, нам не важна конкретика высоты тона.

Вы также можете сказать, что есть песни без слов, где же в них речь?

Отвечу, что мы иногда и общаться с собеседником можем, используя лишь звуки, которые обозначают какую-то эмоцию, но не конкретное слово.

Попробуйте прочитать текст известной вам популярной песни. Что вы делаете? Вы просто читаете. Вы делаете паузы там, где считаете нужным, вы читаете текст на той высоте, которая лично вам удобна, вы расслаблены и для вас это задание кажется довольно обыденным и легким.

А теперь положите мелодию песни на этот текст. Что происходит? Скорее всего вы заметите, что в теле появились новые движения при исполнении текста уже с мелодией. Тело немного напряжено, потому что у вас уже есть задача исполнить текст с определенными нотами. Попутно вы вспоминаете артиста, который исполнял эту песню, его манеру пения, и сразу пытаетесь копировать этот образ. Получаете еще немного напряжения в теле и на лице. Ноты вроде те, но звучит совсем не так, как у того артиста — еще чуть-чуть напряжения в теле. И к концу текста, который вы пропели, вы уже эмоционально выжаты… Песня вроде и спета , но не так, как она звучит в голове. Узнаете знакомую картину?

А теперь расслабьтесь. Стряхните с себя все напряжение. Закройте глаза на минуту, подумайте об этой песне. О чем она, о чем вы можете рассказать слушателю с помощью этой песни? Создайте в голове свой собственный образ. Откройте глаза. Начните заново исполнять текст с мелодией. Попробуйте абстрагироваться от уже известного вам образа исполнителя этой песни, представьте, что ее вам только что принес автор и просит исполнить так, как вы ее слышите. Следите за своим телом. Как только чувствуется зажатость в теле, двигайтесь. Попробуйте качаться в ритм, помогать себе руками находить нужную нотку и динамику в песне. Представьте, что вы говорите, а не поете, просто на определенных нотах. Расскажите свою историю.

Как ощущения? Вы поняли разницу между первым и вторым подходом? Где вы по-настоящему были творцом? Надеюсь, что во втором случае.

Я представляю пение и речь единым целым, потому что по сути так оно и есть.

Поэтому, несмотря на то, что оба этих действия в самом начале могут показаться совершенно разными, необходимо учиться соединять эти процессы воедино. Попробуйте представлять во время разговора, что вы поете, а во время пения, что вы просто и легко говорите. Так вы быстро избавитесь от воображаемого разделения этих двух составляющих вашего голоса.

 

Динара

Реклама